Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:40 

Автоответчик на Бейкер стрит

Шерлок и Джон записывают автоответчик:
*Биип*
- Вы позвонили Шерлоку Холмсу и Джону Уотсону, к сожалению...
- Джон, мне обычно звонят на сотовый или обращаются на сайт. Тем более, твое сообщение не отличается оригинальностью.
- Почему бы тебе тогда самому не записать сообщение, Шерлок?
*Биип*
- Это квартира Шерлока и Джона. Мы сейчас на деле. Перезвоните.
- Что значит "мы на деле", Шерлок? Я, помимо помощи тебе, еще и на работу хожу. Люди не поймут и вряд ли перезвонят.
- Почему?
- Выражение "на деле" звучит так, будто мы бандиты. Спасибо за попытку- лучше я сам.
*Биип*
- Извините, сейчас никого нет дома, пере...
- Что не соответствует истине. Миссис Хадсон - дома, большую часть времени. У нее бедро, помнишь?
Шерлок игнорирует испепеляющий взгляд Джона.
*Биип*
- Простите, у нас не все дома...
- О, это соответствует истине, - улыбающийся Лестрейд заходит в гостиную.
- Что-то интересное?
- Да.
- Джон, бросай это бесполезное дело. Мы уходим.
Шерлок стремительно выталкивает Джона из комнаты. Последнее сообщение для автоответчика никто удалить не успевает.

- Джон, это Сара...
- Простите, у нас не все дома, перезвоните позже или оставьте ваше сообщение после сигнала...*Биип*

15:48 

Как разные народы переносят низкие температуры:

+10 C: Американцев трясет. Русские сажают огурцы.
+5 C: У итальянцев не заводятся машины. Русские ездят с опущенными стеклами.
0 C: В Америке замерзает вода. В России вода загустевает.
- 10 C: В Нью-Йорке домовладельцы включают отопление. Русские последний раз в сезоне выезжают на пикники. Собирают огурцы
- 20 C: В Европе не функционирует транспорт. Русские едят мороженое на улице.
- 40 C: Финский спецназ эвакуирует Санта-Клауса из Лапландии. Русские надевают ушанки.
- 83 C: Замерзает этиловый спирт. У русских плохое
настроение.
- 273 C: Абсолютный ноль, остананавливается атомарное движение. Русские ругаются: "Холодно, мля!"

17:00 

13.08.2011 в 23:14
Пишет .BumbleBee.:

Название: 5 поводов для фейспалма Джона, или Я живу с фриком.
Пейринг: Шерлок/Джон.
Рейтинг: G
Размер: драбблы.
Дисклеймер: чужого мне не надо, на святое не посягаю.
Саммари: ну, название, в общем-то, объясняет)
Предупреждения: ООС, йумор и стеб местами.
От автора: лежало у меня это на дневнике, решила и сюда принести. Писалось для поднятия настроения, надеюсь, понравится и вам ;-)

читать дальше

URL записи

04:55 

Цитаты из сериала "Шерлок"

Д.В: Зачем вы меня звали?
Ш.Х: Мне нужен ваш телефон. Не могу отправить смс со своего номера, его могут увидеть на сайте.А ваш номер никто не знает.
Д.В: у миссис Хадсон есть телефон!
Ш.Х: Она была внизу, я не мог докричаться.
Д.В: Я был на другом конце Лондона!
Ш.Х: Мне не к спеху.

— Хочу глотнуть воздуха — идем гулять.
— Вообще-то у меня свидание.
— Что?
— Это когда двое увлечены и проводят время вместе.
— А я что тебе предложил?
— Не совсем это… надеюсь...
(Шерлок и Ватсон)

-В современном Лондоне не покуришь.Плохая новость для мозга.
-Хорошая для легких.
-О,легкие... дышать скучно!
(Шерлок и Ватсон)

Вы видите, но не наблюдаете.
(Шерлок)


-Хватит.Я в шоке.Видите, на мне одеяло.И вообще,я только что поймал вам серийного убийцу.
(Шерлок)


Для меня важна работа - у меня без нее мозги ржавеют!
(Шерлок)

07:57 

сказал Холмс

Общее правило таково, — сказал Холмс, — чем страннее случай, тем меньше в нём оказывается таинственного.

— Но такой сегодня день. Разбудили миссис Хадсон, она — меня, я — вас.

Жан-Поль как-то очень тонко и глубоко заметил, что истинное величие человека заключается в понимании собственной ничтожности. Это подразумевает, что умение сравнивать и оценивать само по себе является доказательством внутреннего благородства.

Какими ничтожными кажемся мы с нашими жалкими амбициями и желаниями по сравнению с силами, управляющими мирозданием!

— Если сегодня ночью я не добуду письма, завтра он погубит несчастную леди Еву Брекуэлл.
— Когда мы отправляемся?
— Боюсь, что вы не сможете мне помочь.
— Почему вы так думаете? Не только вы обладаете чувством собственного достоинства и состраданием к несчастным.
— Хорошо, мы долго жили под одной крышей, теперь, если не повезет, будем делить одну камеру. У вас есть бесшумная обувь?
— Есть, конечно. Теннисные туфли.
— А маска?
— Можно вырезать, даже две, из черного шелка.
— Браво доктор! Вы прирожденный грабитель!

В искусстве раскрытия преступлений первостепенное значение имеет способность выделить из огромного количества фактов существенные и отбросить случайные. Иначе ваша энергия и внимание непременно распылятся вместо того, чтобы сосредоточиться на главном.

Я всегда придерживался мнения, что мелочи существеннее всего.

Вы смотрите, но вы не замечаете, а это большая разница.

Любовь — это вещь эмоциональная, и, будучи таковой, она противоположна чистому и холодному разуму. А разум я, как известно, ставлю превыше всего. Что касается меня, то я никогда не женюсь, чтобы не потерять ясности рассудка.

@темы: Цитаты

09:58 

Как он стал ТАКИМ

Ребенок!
Шерлок — это же маленький, избалованный своими родителями ребенок! Я всегда это говорил. Я же всю жизнь опекаю его. Конечно! Я же старший брат и должен учить и оберегать младшего! Шерлок по жизни мало ел, спал и гулял. Нет, до 14 лет он был веселым, беззаботным мальчиком, играющим на скрипке, так же умело, как и на моих нервах. Чуть что и Шерлок стазу бежал жаловаться: « Мам, а Майкрофт не купил мне поесть! Мам, скажи Майкрофту, он не дает мне свои учебники! Мам, мам, мам!!!!!" Это вот мам до сих пор не выходит у меня из головы!!! Каждый раз!!! Однажды, мне было 17, а Шерлоку 11, я как нормальный парень пошел, а точнее собрался идти на вечеринку, к другу. Но я, как на зло забыл, что пообещал этому маленькому транжире, что мы с ним сходим на аттракционы, Шерлок их просто обожал!
-Нет, я сказал! Завтра сходим, а сегодня я ухожу!
Шерлок, как я уже сказал, любил играть на моих нервах. Но всегда начинал с того, что строил мне глазки.
-Ну, пожалуйста, давай сегодня сходим. Я прошу!
-И не уговаривай, завтра да!
Если я не соглашаюсь, начиналась вторая попытка. У него появлялись слезки на глазах, нижняя губа начинала подрагивать, и он смотрел прямо мне в глаза. Я ненавидел, когда Шерлок плачет, во-первых, он мой младший брат, а во-вторых, он так ревел, что его и танком не заткнешь!!!
-Хочу сегодня, прощу!!!
После слова "прошу" он обычно начинал топать ногами.
-Неет!
И тут начиналась контратака...
-Маа-аа-м!!!!!— на весь дом!— не пускай Майкрофта на вечеринку!
— Стой! У меня есть полчаса!
-Ура!!!
Он меня никогда не выслушивал до конца, сломя он уже мчался одеваться в свою комнату!
Шерлоку, с самого детства, наши родители ни в чем не отказывали, они всегда говорили, что не будут повторять ошибки, которые назывались мое воспитание. Меня все время заставляли учиться, записывали на всякие кружки, будь они прокляты, я даже год занимался скрипкой, но я бросил. Меня всегда влекла политика, красноречия у меня хоть отбавляй, я любому мог запудрить мозги, кроме Шерлока, он сам часто пытался меня, как-нибудь надуть, но это редко получалось.
Еще меня всегда бесило в Шерлоке это его день и свинарник в его комнате! Шерлок не любил читать, большую часть его домашнего задания выполнял я. Почему, если Шерлок приносил двойки, то ругали меня! Что я плохо на него влияю! А тем временем Шерлок шантажировал меня.
— Майкрофт, сделай за меня уроки, ты же не хочешь, что бы мама потом нас ругала?
Черт, почему это всегда срабатывало, из уст тринадцати летнего мальчика звучала истина, но она была какой, то не очень приятной! Холмс младший постоянно лежал на своей кровати и разглядывал картинки из книг, которые родители купили ему на кануне.
В четырнадцать лет у Шерлока была первая любовь. Шерлок до пятнадцати лет не отличался красотой или спортивным телосложением, он был слегка полноват, но в принципе это не было заметно. И умом, как токовым тоже, ну был он отличником, но это ничего не значит. Так вот, влюбился он значит в одну девочку из параллельного класса. Да она была красива, но у нее уже был парень. Как было смешно смотреть на Шерлока! Он дарил ей цветы, подарки, но она не воспринимала его всерьез. Так понравилась мальчику, подарки дарит, отказывать не прилично, подарок все ж. А для моего брата каждое ее спасибо было как признание в любви. Хо, как сейчас помню, однажды Шерлок из-за этой Марлин чуть не разбил себе голову, а точнее ему чуть не разбили голову. Парень Марлин увидел, как мой недоросль ухаживает за его девушкой, как хорошо, что в тот день я зашел за ним, отец не смог его забрать, а моя машина осталась дома. Нет, я то думал что Шерлок разумный человек, я сильно ошибся! Он полез в драку, хотя этот амбал был на две головы выше его, еще он занимался боксом. А мой брат, что ходи на скрипочке играть, да дома книжки разглядывал.
Накостыляли, конечно, не Шерлоку, а мне, какую мать тогда устроила истерику дома. Головомойка! Я же не знал, что этот качек с собой привел еще троих человек. Я ему выбил зуб, а они мне отбили печень. Конечно, они были младше меня, но количество их превышало мои силы. Наши родители потом выплачивали этому парню лечение зуба, но это лучше чем потом сидеть около своего брата в больнице выслушивать мамины вздохи, вот почему за брата не заступился, теперь лечи его...
И все-таки урок с дракой никак не повлиял на Шерлока!!! Он решил признаться ей в любви, а она только сказала ему, что он славный малый, но встречаться извини, нет!
Да, целую неделю он ревел в комнате в подушку, а потом еще я остался виноват! Не дал заступиться за свою честь и доказать свою любовь.
После этого Шерлока как будто подменили! Он начал учиться, занялся спортом и еще он увлекся химией, биологией и физикой! Он начал читать! Мнение окружающих ушло на задний план, что ему было нужно это главное!
В пятнадцать лет, Шерлок попробовал свою первую сигарету. Его взяли наслабо. Мне потом быстро доложили, что мой братишка не смог ее выкурить, а после первой же затяжки начал кашлять и задыхаться. Ну, вы что, мальчик от своего не отступиться, он начал курить. В шестнадцать я его чуть не убил, но, слава богу, он остался жив. Что за человек Шерлок Холмс! Его опять взяли наслабо, только уже не с сигаретами, а с наркотиками. Ладно, хоть родители уехали, и мы с ним жили дома одни. Он пришел под кайфом. Я на него долго ругался, орал, внушал, что так нельзя, зачем, ладно сигареты, но наркота то? Потом он мне высказал все! На следующий день он ничего не помнил, я долго удивлялся двум вещам, как такой слабый, и к тому времени уже худощавый парнишка с плохим здоровьем не умер после такой дозы!?
А вторая вещь, это то что он мне рассказал под кайфом, он в принципе этого до сих пор не знает и не помнит.
— Ха! Мой любимый и добродушный братец. Пустое место! Марлин мне вправила тогда мозги, она дала мне понять, что мы значим для других. Нужно жить для самого себя! — в это время он размахивал руками и чуть не упал — Эта драка, лучше б мне разбили рожу, чем ты полез за меня заступаться. Я понял все люди, все люди идиоты. Надо совершенствовать себя, развиваться! Большинство остаются на первоначальной ступени, и это доказывает, что не все люди разумные существа! Лишь некоторые думают! Я теперь выше всех этих дураков, я гений и если мне хоть кто-то помешает, я..— резко развернувшись ко мне, он упал на пол. Я подбежал к нему.— Я люблю тебя Майкрофт, ты лучший брат, но я понял, что важнее всего! Мозг. Под кайфом думается лучше, попробуй Майкрофт и ты все поймешь. У нас с тобой совершенные мозги, наш разум, почему ты думаешь у нас самые высокие баллы по тесту iq, а? Мы с тобой совершенные! Я раньше не чувствовал это, я тратил свою жизнь на развлечения, для чего? Что б получить кайф. А зачем человеку получать кайф, зачем я тебя спрашиваю?!!— он схватил меня за воротник рубашки— что? Ты тоже хочешь получать кайф? Что у тебя на воротнике, а?— как вы думаете, чем я двадцатидвухлетний парень мог заниматься без родителей? Я тоже решил немного развлечься. На тот момент у меня была девушка, ну надеюсь, вы сами поняли, о чем я! И у меня на воротнике рубашки остался след от ее губной помады.— Ты развлекался с девушкой? Ха!!!! Зачем они нужны? Можно прожить и без женщин! Я и так проживу, мой мозг вот что самое главное!— и он вырубился прямо на моих руках. Когда Шерлок был маленький, я ему на ночь читал сказки, и он засыпал, положив голову на мои колени. И я гладил его по голове, он как маленький котенок. Мне иногда казалось, что он даже мурлычет когда я его гладил.
И сегодня, он отключился у меня на коленах, как в детстве. Только тогда я понял всю правду о моем брате. Я даже и не думал что он такого мнения о окружающем его мире! Но его слова, правда, причем жестокая! На следующий день я порвал со своей девушкой и больше ни взгляду на женщину.
В 9 классе Шерлок стал самым красивым мальчиком во всей школе. За ним бегали все девчонки!!! Даже, та же самая Марлин вспомнила про ухаживания Шерлока. Но он не обращал внимания ни на кого. Ему главное было учиться!!!
В каникулы он не выходил из дома днями, месяцами! Мать звонила мне каждый день и говорила: " с Шерлоком что-то не так, я сердцем чувствую! Майкрофт приезжай, пожалуйста, я тебя очень прошу, ты же его брат! Я не чего не могу с ним поделать. Он меня просто не слушает!"
— мам, я не могу бросить работу в правительстве! Шерлок уже оканчивает школу, он уже взрослый, мам ты должна смириться с этим!
Я звонил Холмсу младшему, отправлял сообщения по праздникам, но никакого ответа! Он меня игнорировал!
Когда Шерлок окончил институт, я вообще его потерял из виду. У меня самого были заботы по крупнее этого зазнайки. Я только слышал, как другие отзываться о моем братишке.
-Черт, что б еще раз я приблизился к этому...! Никогда в жизни!
— Как, он знает про нас все! Зачем лезть в чужую жизнь?
— Так у него своей же нет! Ха-ха-ха! И живет до сих пор с мамой!!!
Меня это злило! А Шерлоку как будто наплевать! Но я чувствовал, что он переживает из-за мнения окружающих!
Когда я приезжал домой, во время учебы Шерлока, он старался не попадаться мне на глаза! Почему??? Иногда этот маленький гений уходил из дома, его не было днями. Я пробирался к нему в комнату. Да, на счет чистоты Шерлок ни сколько не изменился, а вот все остальное! Только скрипка лежала на своем привычном месте, на полу около кресла, которое купил Шерлоку отец на четырнадцатилетние. Книги, по всей комнате книги, дохлые лягушки и крысы, где он их только находил? Да и в таком количестве!? Череп, он его называл другом, а что за друг??? Этот череп из кабинета биологии у нас в школе. Шерлок его, мягко говоря, стырил! И я ему в этом помог!
На выпускном из университета я подарил Шерлоку синий шарф. Я так долго думал! Но очевидно Шерлоку мой подарок понравился. В первый раз за все время он обнял меня, и так крепко!!! Я почувствовал, что пока я еще не потерял брата!
Я опять уехал работать, а Шерлок пока остался жить с мамой и отцом в нашем доме, пока не найдет, что-нибудь по лучше этого!
Однажды у меня зазвонил мобильник, это звонила мама.
— Представляешь, он ушел, просто ушел! Никому ничего не сказав! Я даже не заметила когда он успел перевезти все вещи из дома! Майкрофт ты все таки в правительстве работаешь, может, сможешь его найти? Я ведь очень за него волнуюсь!
Вот с этого момента я начал упорно следить за своим братом! Узнал про Джона и миссис Хадсон, но это уже совсем другая история!

@темы: Шерлок bbc, фанфики

18:24 

Принципы Шерлока Холмса

1. Относительная бессистемность в изучении наук.
2. Чтобы узнать человечество, надо изучить человека.
3. Тщательно отбирать то, что поместить в свой мозговой чердак. Ненужные сведения не должны вытеснять собой нужных. Придет время, когда, приобретая новое, будешь вынужден забывать что-то из прежнего. Не засорять голову знаниями, которые не нужны для достижения целей.
4. По мимолетному выражению лица, непроизвольному движению какого-нибудь мускула или по взгляду можно угадать самые сокровенные мысли собеседника. Человека, умеющего наблюдать и анализировать обмануть просто невозможно.
5. По одной капле воды человек, умеющий мыслить логически, сможет сделать вывод о существовании Атлантического океана или Ниагарского водопада, даже если он не видел ни того, ни другого. Всякая жизнь - огромная цепь причин и следствий, и природу ее можно познать по одному звену.
6. Объекты наблюдения [при осмотре человека]: руки, ногти, обувь, сгиб брюк на коленях, утолщения на большом и указательном пальцах, обшлага рубашки, выражения лица.
7. Преступления имеют большое фамильное сходство.
8. Специальные знания для каждого конкретного случая.
9. Наблюдательность - вторая натура.
10. [Шерлок Холмс] лентяй, когда нападает лень, а вообще-то человек проворный.
11. Строить предположения, не зная всех обстоятельств дела - крупнейшая ошибка. Это может повлиять на дальнейший ход рассуждений.
12. Самое ценное - показания очевидцев. Надо узнать все, что только можно.
13. Человечество научилось создавать музыку и наслаждаться ею гораздо раньше, чем обрело способность говорить. Оттого нас так глубоко волнует музыка.
14. Все теории, объясняющие явления природы, должны быть смелыми, как сама природа.
15. [Шерлок Холмс использовал] Архив из газетных вырезок.
16. Надо больше доверять себе.
17. Если какой-нибудь факт идет вразрез с длинной цепью логических заключений, его можно истолковать по-иному.
18. Странные подробности облегчают расследование.
19. Неважно, сколько вы сделали - главное - суметь убедить людей, что вы сделали много.
20. Только 2% людей способны рассуждать ретроспективно, аналитически - по факту получить его причины.
21. [Шерлоку Холмсу было свойственно] Умение наблюдать и на основе наблюдений строить выводы.
22. Применять гипс для сохранения отпечатков.
23. Отбросить все, что не могло иметь места, и оставить один-единственный факт, который и есть истина.
24. Никогда не гадать. Привычка гадать гибельно действует на способность логически мыслить.
25. Не могу жить без напряженной умственной работы. Исчезает цель жизни.
26. Какая польза от исключительных способностей, если нет возможности применять их?
27. Главное, чтобы личные качества человека не влияли на логические выводы. Клиент - некоторое данное, один из компонентов проблемы.
28. Эмоции враждебны чистому мышлению.
29. Никогда не делать исключений. Исключения опровергают правило.
30. Счастливый случай может оказать плохую услугу - решение проблемы перестает быть чисто логическим.
31. Гипотеза, которая объясняет все без исключения факты, - это больше, чем просто предположение.
32. Пристрастие к дешевым эффектам широко распространено в анналах преступного мира и обычно является ценным ключом для установления личности преступника.
33. Имея дело с простыми людьми, нельзя давать им понять, что хочешь что-то узнать у них. Стоит им это понять, сейчас же защелкнут створки, как устрицы. Если же выслушивать их с рассеянным видом и спрашивать невпопад, узнаешь все, что угодно.
34. Нет случая, чтобы утомляла работа. Зато безделье изнуряет.
35. Предпочитал странные, хитроумные объяснения, отбрасывая прочь более простые и естественные, находящиеся под рукой.
36. Особенно утонченную хитрость ожидаешь, как правило, от человека образованного.
37. Поведение отдельного человека предсказать нельзя, зато можно предсказать поведение целого коллектива и притом с большой точностью.
38. Любовь - вещь эмоциональная, и, будучи таковой она противоположена чистому и холодному разуму.
39. Чем страннее случай, тем меньше в нем таинственного. Заурядные, бесцветные преступления разгадать труднее всего.
40. Нет ничего более неестественного, чем банальность.
41. Незначительные дела дают простор для наблюдений, для тонкого анализа причин и следствий. Крупные преступления очень просты, ибо мотивы серьезных преступлений большей частью очевидны.
42. Опасно отнимать тигренка у тигрицы, а у женщины ее заблуждение.
43. Чем обычнее и проще преступление, тем проще докопаться до истины.
44. Бесхитростное поведение в момент ареста говорит либо о полной невиновности либо о незаурядном самообладании и выдержке.
45. Наблюдатель, досконально изучивший одно звено цепи событий, должен быть в состоянии точно установить все остальные звенья, как последующие так и предшествующие.
46. Побочные обстоятельства бывают иногда так же красноречивы, как муха в молоке.
47. Человек, который любит искусство ради искусства, самое большое удовольствие черпает из наименее значительных и ярких его проявлений.
48. Преступление - вещь посредственная, логика - редкая.
49. Если опасность можно предвидеть, то ее не нужно страшиться.
50. То, чего не в состоянии совершить закон, в городе [в отличие от деревни] делает общественное мнение.
51. Иногда искусство логически мыслить должно быть использовано для тщательного анализа и отбора уже известных фактов, а не для поиска новых.
52. Трудность в том, чтобы из массы измышлений и домыслов выделить несомненные, непреложные факты. Установив исходные факты, мы начинаем строить, основываясь на них, нашу теорию и пытаемся определить, какие моменты в данном деле можно считать узловыми.
53. Лучший способ добраться до сути дела - рассказать все его обстоятельства кому-то другому.
54. Вот, что значит воображение - мы представили себе, что могло произойти, стали проверять предположение, и оно подтвердилось.
55. Все версии, построенные на основании газетных сообщений, оказались ошибочными. А ведь можно было даже исходя из них нащупать вехи, если бы не ворох подробностей, которые газеты спешили обрушить на голова читателей.
56. Если случайность из категории чудес - этот вариант исключен.
57. Редко занимался тренировкой ради тренировки, в бесцельном напряжении телесной силы видел напрасную трату энергии.
58. Курительные трубки очень интересны - ничто другое не заключает в себе столько индивидуального, кроме, может быть, часов и шнурков на ботинках.
59. Я [Шерлок Холмс] ставлю себя на место действующего лица, и прежде всего уяснив для себя его умственный уровень, пытаюсь вообразить, как бы я сам поступил при аналогичных обстоятельствах.
60. В искусстве раскрытия преступлений первостепенное значение имеет способность выделить из огромного количества фактов существенные и отбросить случайные. Иначе ваша энергия и внимание непременно распылятся вместо того, чтобы сосредоточиться на главном.
61. В мох правилах - не иметь предвзятых мнений, а послушно идти за фактами.
62. Иногда легко поразить воображение собеседника, упускающего из виду какое-нибудь небольшое обстоятельство, на котором, однако, зиждется весь ход рассуждений.
63. О нем [о Шерлоке Холмсе] часто говорили, что он не человек, а машина.
64. <="" b="">
65. Нигде так не нужна дедукция, как в религии, - логик может поднять ее до уровня точной науки.
66. Раскрыть это дело было трудно потому, что скопилось слишком много улик. Важные улики погребены под кучей второстепенных. Из всех имеющихся фактов надо было отобрать те, которые имели отношение к преступлению, и составить из них картину подлинных событий.
67. Отправной пункт всякого расследования - точка наименьшего сопротивления.
68. Работа - лучшее противоядие от горя.
69. Каждый индивидуум повторяет в своем развитии историю развития всех своих предков, его биография является как бы отражением в миниатюре биографии всей семьи.
70. В области догадок мало логики.
71. Человек с нечистой совестью смотрит угрюмо и вызывающе.
72. Не так уж трудно построить серию выводов, в которой каждый последующий простейшим образом вытекает из предыдущего. Если после этого удалить все средние звенья и сообщить слушателю только первое звено и последнее, они произведут ошеломляющее, хотя и ложное впечатление.
73. Он [Шерлок Холмс] любил больше всего точную, углубленную и сосредоточенную работу мысли, и терпеть не мог, когда его отвлекали от разбираемого дела.
74. Раз преступник стоит на ногах, он непременно оставит какой-нибудь след, что-нибудь заденет или сдвинет. И человек, владеющий научными методами розыска, непременно обнаружит самую незначительную перемену в окружающей обстановке.
75. Мы все учимся на своих ошибках - нельзя упускать из виду второе решение.
76. Существует явление, которое психологи называют "idee fixe", то есть "навязчивая идея". Идея эта может быть совершенно пустячной, и человек, одержимый ею, может быть здоровым во всех других отношениях.
77. Существуют дела, которые необходимо доводить до конца.
78. Иногда он [Шерлок Холмс] переставал быть только машиной для решения логических задач, тогда он проявлял чисто человеческое чувство - любовь к аплодисментам и похвалам.
79. Трудно найти предмет, который позволял бы сделать больше выводов, чем очки или пенсне, особенно с такими редкими стеклами.
80. Я [Шерлок Холмс] выковал и проверил каждое звено в цепи рассуждений, и я уверен, что цепь эта безупречна.
81. Периоды бездействия доставляли немалое беспокойство, т.к. опасно оставлять без работы его [Шерлока Холмса] чрезвычайно активный мозг.
82. Покой грозил ему [Шерлоку Холмсу] большими бедствиями, чем все опасности его беспокойной жизни.
83. Когда человек развил в себе некоторые способности, вроде моих, и углубленно занимался наукой дедукции, он склонен искать более сложные объяснения там, где очевидно напрашиваются более простые.
84. К делу надо подходить без предвзятого мнения, расследовать его с той тщательностью, которой требует дело de novo, не должно быть готовой версии, которая сразу уводит нас в сторону.
85. Женщин вообще трудно понять. За самым обычным поведением женщины может крыться очень много, а замешательство иногда зависит от шпильки или щипцов для завивки волос. Как же можно строить предположения на таком неверном материале?
86. Создавать теорию, не имея фактов - большая ошибка.
87. От нас требуется только некоторая тактичность и находчивость, и тогда вся эта история, грозившая неприятными последствиями, не будет стоить и ломаного гроша.
88. Уединение и покой необходимы в часы напряженной умственной работы, когда он взвешивал все мельчайшие подробности дела, строил одну за другой несколько гипотез, сравнивал их между собой и решал, какие сведения существенны и какими можно пренебречь.
89. Область догадок - там, где взвешиваются все возможности, с тем чтобы выбрать из них более правдоподобную. Таково научное использование силы воображения, которое всегда работает у специалистов на твердой материальной основе.
90. Он никогда и ни с кем не делился своими планами вплоть до их свершения. Такая скрытность объяснялась отчасти властной натурой этого человека, любившего повелевать окружающими и поражать их воображение, отчасти присущей ему профессиональной осторожностью, не позволявшей ему рисковать без нужды.
91. Мой мозг, подобно перегретому мотору, разлетается на куски, когда не подключен к работе, для которой создан.
92. Это ошибка - строить дедукцию до того, как получены достаточные данные. Незаметно для самого себя начинаешь их подгонять под свою схему.
93. Наблюдатель делает свои умозаключения на основании действий человека, за которым он наблюдает.
94. Человеку даны черты лица для выражения эмоций, и ваши [доктор Ватсон] верно служат вам.
95. Подойти к делу абсолютно непредвзято - большое преимущество.
96. Образование - это цепь уроков, и самый серьезный приходит под конец.
97. Веду игру ради удовольствия.
98. Недостаток [Шерлока Холмса] - нетерпимость в отношении людей, не обладающих интеллектом столь же подвижным и гибким, как его собственный.
99. Заставлять мозг работать, когда для этой работы нет достаточно материала, - все равно, что перегревать мотор. Он разлетится вдребезги.
100. Сочиняешь себе временную гипотезу и выжидаешь, пока полное знание положения вещей не разобьет ее вдребезги. Дурная привычка, но слабости присущи человеку.
101. Когда первоначальные результаты дедукции стали подтверждаться целым рядом не связанных между собой фактов, тогда субъективное ощущение стало объективной истиной.
102. Я [Шерлок Холмс] чуть не спросил его [преступника] об этом [о преступлении] прямо: иной раз грубая атака - наилучшая тактика, - но потом решил оставить его в приятном заблуждении, пусть думает, что одурачил нас.
103. В собаках как бы отражается дух, который царит в семье. У злобных людей злые собаки, опасен хозяин - опасен и пес. Даже смена их настроений может отражать смену настроений у людей.
104. Всегда [при осмотре человека] первым долгом смотрите на руки. Затем на манжеты, колени и брюки.
105. Чтобы добиться успеха надо всегда стараться поставить себя на место другого и вообразить, как поступили бы вы сами. Тут требуется известная доля фантазии, но это окупается.

@темы: Цитаты, Шерлок bbc, Шерлок Холмс

08:56 

Воспоминания о былой любви

Майкрофт


В детстве Майкрофт очень любил смотреть на дождь. Серый пейзаж за окном, пасмурное небо и настроение, унылые косые линии, расчерчивающие окно, как по линейке. Они жили за городом, в небольшом старом, но ухоженном доме, огороженном начинающими ржаветь от частых дождей воротами. Железные прутья были покрыты черной краской, и когда капли дождя медленно стекали по перекладинам, казалось, будто ровные линии смазываются, растекаются вместе с каплями, так что ворота, и без того мрачные, приобретают какой-то особенный, готический вид.

Шерлок тоже любил смотреть на дождь и часто приходил в комнату к старшему брату, когда тот, расположившись с домашними заданиями за письменным столом у большого окна, забыв про учебники и тетрадки, завороженно смотрел на сползающие по стеклу капли. Тихонько прикрывая за собой дверь, он бежал к Майкрофту и забирался к нему на колени.

— Ты замерз! Руки ледяные, — говорил Майкрофт, стягивал с себя кофту и укутывал в нее четырехлетнего Шерлока. — Почему босиком?

Шерлок молчал и сжимался в клубочек, как котенок, чувствующий приближение суровых морозов. Майкрофт задумчиво разглядывал мокрые листья деревьев за окном и слушал раскаты грома. Шерлок, согреваясь, начинал засыпать и в полусне водил холодными пальчиками по ладони брата.

Майкрофт и сейчас, спустя почти двадцать пять лет, помнит, как брат вздрагивал от ударов грома и плотнее прижимался к нему. Тогда они оба были еще детьми: четырехлетний Шерлок не выговаривал букву «р», разбрасывал по дому игрушки и разрисовывал Майкрофту тетрадки; двенадцатилетний Майкрофт любил читать книжки, помогать отцу подбирать галстуки к его многочисленным пиджакам и повязывать Шерлоку шарф, когда они всей семьей ездили осенью в Лондон на день рождения тетушки Маргарет.

— Я хочу синий шарф, — говорил Шерлок, капризно надувая губы и срывая с себя серый, подаренный мамой на прошлое Рождество пушистый шарфик. — Этот девчачий.

— Неправда, он не девчачий, — отвечал Майкрофт, отчаянно пытаясь поймать брата в холле и повязать ему на шею шарф. — Этот подходит по цвету к твоей куртке.

— А я хочу синий!

— У тебя нет синего шарфа, Шерлок. Есть серый и его нужно надеть сейчас же!

Шерлок убегал, отец повышал голос, мать умоляла его не кричать на ребенка. И пока они выясняли, как правильно воспитывать детей, Майкрофт поднимался по лестнице на второй этаж, где располагалась комната Шерлока. Там всегда было тепло, намного теплее, чем в других комнатах, и стоял хвойный аромат, потому что с этой стороны дома росла огромная ель.

Младший брат всегда сидел на подоконнике и водил пальцем по стеклу, следя, как холодные капли лениво стекают вниз.

— Я куплю тебе синий шарф, если хочешь, — обещал ему Майкрофт и по тому, как замедлялись движения Шерлока, понимал, что брат слушает его очень внимательно.

Потом Шерлок все-таки соглашался надеть пушистый серый шарф, хмуря брови, залезал в отцовскую машину и угрюмо молчал всю дорогу до Лондона, игнорируя заботливые вопросы матери и раздраженные замечания отца. Субботу они проводили с натянутыми улыбками на лицах, не очень искренне хвалили законченные картины тетушки Маргарет, а в воскресенье Майкрофт, позаимствовав у отца зонт, по глубоким ледяным лужам шел в магазин искать синий шарф, о котором непонятно почему так мечтал его брат.

Почти двадцать пять лет спустя Майкрофт вспоминает эти ежемесячные поездки в Лондон к экстравагантной родственнице. В доме у нее всегда пахло красками и засохшими кисточками, некачественными сигаретами и дешевыми журналами об искусстве. Воскресенья, занятые поисками шарфа, были спасением для него. Может, именно поэтому он так и не купил тогда Шерлоку шарф? Не потому, что не было особенного, который подошел бы брату лучше всех остальных, а просто потому, что это был повод убежать из неприятного дома...

Почти двадцать пять лет спустя Майкрофт стоит у входа в фирменный магазин Armani, в витрине которого застыл бледный манекен, аккуратно закутанный в особенный синий шарф. У него за спиной переступает с ноги на ногу замерзшая и промокшая Антея, держащая в оледеневших ладонях черный зонт. Ей нет дела до синего шарфа и до детских капризов Шерлока, но попросить босса поторопиться она не решается.

Майкрофт о чем-то думает, в стеклах витрин отражается его лицо с застывшим на нем непонятным выражением — выражением счастья и одновременно — досады. Нерешительно толкнув дверь, он входит в магазин и слышит стук каблуков у себя за спиной — верная Антея сторожит босса. Улыбчивые консультанты снуют между рядами, все вместе выбегают навстречу посетителю, предлагают что-то и о чем-то спрашивают. Майкрофт улавливает, как Антея вежливо и очень твердо просит оставить их вдвоем.

Он находит нужный кусочек ткани в самом дальнем углу бутика. Разглаживая на ладони кисточки, Майкрофт вспоминает веселое летнее небо цвета теплой ночи и восторженные глаза младшего брата, когда Майкрофт решил рассказать ему о созвездиях. Да, этот точно подойдет. Мягкий и в то же время немного колючий — совсем как сам Шерлок, теплый, как его ладошки. И сейчас, конечно, совсем не важно, что Шерлоку уже давно не четыре года, а двадцать девять, и он, возможно, давно забыл про свой детский каприз или купил себе синий шарф; он больше уже не смотрит на старшего брата с восторгом, не забирается к нему на колени во время грозы — у него теперь другой друг – скрипка — и Шерлок не любит дождь, а изучает его химический состав.

Может, так и должно быть: всякая любовь со временем трансформируется, теряет полезные свойства, становится привычной. Разве люди смотрят каждый день на небо как в первый раз? Разве люди знают все созвездия? Разве они помнят, каких актеров любили в детстве?

Сам Майкрофт держится за обрывки воспоминаний только ради того, чтобы не потерять себя. А сейчас он держит в руках давно обещанный Шерлоку подарок и уже пять минут не обращает внимания на Антею, которая твердит, что они опаздывают на важное совещание.


Шерлок


Шерлок бежит по длинному коридору, спускается по лестнице и чуть не падает, спотыкаясь о противно мурчащую трехцветную кошку, разлегшуюся в гостиной, задевает и в последний момент успевает поймать уродливую фарфоровую вазу, случайно смахивает с подлокотника кресла газету. Он бежит в холл, где Майкрофт торопливо натягивает куртку, собираясь побыстрее сбежать.

— Эй, подожди! Ты куда? — кричит Шерлок и замечает, как брат на мгновенье застывает от неожиданности. — Я с тобой!

— Нет, — решительно отвечает он. — На улице дождь, ты промокнешь и заболеешь. Ма-а-ам!

— Не зови ее, — просит Шерлок и пытается дотянуться до своей куртки, которую будто нарочно повесили на крючок так высоко, что ему ни за что до нее не дотянуться. Майкрофт не хочет ему помогать и снова зовет маму. — Майк, ну не зови, пожалуйста. Я пойду с тобой.

— Я сказал, ты остаешься! — внезапно Майкрофт выходит из себя, и Шерлок испуганно отшатывается от него, пораженный неожиданно агрессивной реакцией. В глазах начинает неприятно щипать, и Шерлок смотрит на лампу, чтобы сдержать слезы. Он уже большой и не должен плакать. Майкрофт никогда не плачет, и Шерлок должен брать с него пример.

Из гостиной появляется мама, Майкрофт о чем-то просит ее, и она лезет в сумочку за кошельком. Шерлок с обидой и злостью смотрит на то, как они оба игнорируют его, и клянется самому себе, что больше никогда не будет дружить с Майкрофтом. Он теперь не Майк, а Майкрофт — он ведь уже взрослый и имя у него пускай будет взрослое.

Майкрофт поднимает воротник и плотнее закутывается в шарф. Мать дает ему папин черный зонт, который он, совсем как настоящий взрослый, по-деловому вешает на руку. Открывает дверь и выходит на улицу, что-то сказав матери и абсолютно оставив без внимания младшего брата.

Когда он уходит, мама берет Шерлока за руку и ведет назад, в душную, неприятную комнату, где стены все увешаны пестрыми картинами так, что не разобрать, какого цвета обои и есть ли они там вообще. Шерлок ладошкой стирает слезы, стараясь, чтобы мама не заметила этого движения, но она, конечно же, замечает и просит не злиться на Майкрофта. Она говорит, что он пошел в магазин, потому что ему нужно купить важный подарок, но Шерлок ей не верит. Ему очень хочется, чтобы Майкрофт посильнее намок под дождем и не нашел нужного подарка.

Брат возвращается через несколько часов, вид у него усталый и разочарованный. Он сидит в зале вместе со всеми, пьет чай и совершенно не ест печенье. Шерлок смотрит на него исподлобья и очень радуется его неудаче.

Почти двадцать пять лет спустя Шерлок подальше убирает фотоальбом с пожелтевшими детскими снимками, который мама зачем-то положила ему в сумку, когда он собирал вещи для переезда в Лондон. Он ни разу не открыл его с тех пор, потому что всегда и так знал, какие моменты их жизни запечатлены на этих снимках.

На первой странице, конечно же, Майкрофт, как гордость семьи, как то самое будущее, на которое все возлагают большие надежды. На пятой странице дурацкий снимок его, Шерлока, на велосипеде, который был явно маловат для него и неудобен. На девятую страницу еще давно, очень давно отец вставил фотографию, где они вместе с Майкрофтом стоят под пушистой елью возле их старого дома. На шее у Шерлока такой же пушистый, как еловые ветки, серый шарф. Он ненавидел его и в конце концов разодрал найденным в кладовке гвоздем и повязал на самую верхушку дерева в рощице за несколько миль от дома. Он тогда свалился с этого дерева, как мешок с тряпьем, разодрал локти и заработал пару синяков на боку. Мама очень расстроилась, когда узнала, что Шерлок подрался в школе с ребятами, которые отобрали у него шарфик и спрятали куда-то, а он так и не смог его найти.

Сейчас ему было двадцать девять лет, он давно залечил все раны (избавился от улик), перебрался в Лондон (замел следы) и попытался начать жизнь снова (занялся новым расследованием). Фотоальбом, который он поставил во второй ряд в книжный шкаф, запрятав его за словарями, учебниками по криминалистике и химии, не должен был мешать ему и напоминать о прошлом.

Бейкер-стрит, 221-Б, и все с чистого листа.

— Это твоя семья? — спросил инспектор Лестрейд, доставая альбом и раскрывая его. Шерлок проследил за его действиями и не ответил. Попытался сосредоточиться на деле, которое они расследовали.

Лестрейд, с которым они познакомились почти пять лет назад, часто приходил к нему и занимался какими-нибудь бесполезными делами: листал книжки, притворяясь, будто ищет там какую-то значимую информацию, поправлял плакаты на стенах и пару раз даже сбегал в супермаркет за кофе. Шерлок почти всегда молчал в ответ на вопросы Лестрейда и терпеливо ждал, пока инспектор уйдет. В принципе, Шерлоку было без разницы.

— Это твой брат? — спросил Лестрейд таким веселым, светским тоном, что Шерлок разозлился. — Как его зовут?

— Майкрофт, его зовут Майкрофт.

— Здорово, что у тебя есть брат. Он тоже в Лондоне живет? Вы общаетесь?

— Нет.

— Почему?

Шерлок хотел попросить инспектора не задавать слишком много вопросов, но почему-то не стал этого делать. Он выключил свет в комнате, оставив включенной только лампу на письменном столе, раздвинул шторы — за окном начинался дождь, ветви деревьев сгибались от сильного ветра и где-то вдали гремел гром и мерцали быстрые молнии. Шерлок подошел к Лестрейду, сидевшему на диване, и опустился на пол у его ног. Инспектор удивленно замер и немного напрягся, когда Шерлок зачем-то осторожно, будто боясь причинить боль, провел пальцами по его ладони.

— Он очень любил смотреть на дождь, — сказал Шерлок почти шепотом, так что инспектор, казалось, даже перестал дышать, чтобы расслышать его слова. — И разрешал мне побыть с ним в такие вечера. Обычно Майк делал уроки, гасил весь свет на этаже, будто он ему мешал, оставлял только настольную лампу. А потом, когда начиналась гроза, забывал и о лампе, и об уроках, мог часами смотреть в окно.

— Большая у вас разница в возрасте? — осторожно спросил инспектор, тоже шепотом, чтобы не спугнуть такое непривычное, необычное ностальгическое настроение детектива. — Где Майк сейчас?

Шерлок отпустил ладонь Лестрейда и полистал фотоальбом. Показал ему снимок, на котором два мальчика стояли под большой елью. Старший приобнимал младшего за плечи и искренне улыбался в камеру; младший выглядел немного раздраженным, в руках он держал большую шишку. Лестрейд усмехнулся, представив себе, как мама Шерлока — наверняка она очень красивая, интеллигентная женщина с ухоженными каштановыми волосами и пронзительно голубыми глазами — уговаривает маленького ребенка улыбнуться в объектив камеры.

— В правительстве, — в голосе Шерлока промелькнули непонятные интонации. Не то раздражение, не то обида, не то разочарование. — На него работает половина Лондона, он ездит на машине с правительственными номерами, везде таскает за собой секретаршу и соблюдает диету.

Шерлок замолчал и, закрыв глаза, положил голову Лестрейду на колени. Конечно, у инспектора еще много вопросов, ответы на которые ему знать вовсе не обязательно. И вообще, ему, разумеется, уже давно пора идти домой. Но на улице дождь жестоко бьет бегущие зонтики, догоняет стекла машин и ревом ветра заглушает боль.

Шерлоку больно. Вся эта атмосфера, притушенный свет, гроза, фотоальбом и теплые руки Лестрейда напоминают ему о детстве. О том самом детстве, которое он все эти годы так отчаянно пытался забыть и никогда больше не вспоминать. Майкрофт ведь не помнит ни о чем, а он старший, младший всегда должен следовать его примеру. Шерлок не хочет выглядеть слабым. И впервые в жизни не хочет прогонять инспектора и оставаться один на один со своими болезненными воспоминаниями.

Хрупкий мир равновесия еще не нарушен, и Шерлок, напряженно улыбаясь, смотрит на Лестрейда:

— У меня есть бутылочка отличного вина. Откроем? Я расскажу тебе про мою семью.


Лестрейд


Инспектору Грегори Лестрейду по ночам снятся белые шелковые ленты, цветы с резким запахом, колокольный звон и черные вороны.

Июль в тот год выдался на редкость холодным, дождливым и каким-то потусторонним. Как будто все это было всего лишь плодом воображения и не имело ничего общего с действительностью.

Откуда взялись белые ленты, Лестрейд уже не помнил. Где-то в голове, на задворках сознания, как мыши, копошились воспоминания, хотя по профессиональной привычке он привык называть их подозрениями. Копошились и шуршали, назойливо и тихо, словно знали, что осторожность в деле — превыше всего. Он забывал дни недели, забывал имена коллег и пару раз пропускал совещания в Скотланд-Ярде, а про мышей забыть не мог.

После развода Лестрейд сделал в квартире ремонт и переставил мебель, чтобы ничто не напоминало ему о жене. Убрал подальше фотографии, отдал в библиотеку любовные романы, которые жена не забрала с собой, когда переезжала к новому возлюбленному; он даже чашку, из которой она чай пила, запрятал поглубже в шкаф в кладовке. Квартира снова приняла свой привычный вид холостяцкой берлоги.

Глупо было думать, что с ним хоть кто-то уживется. Дженнифер была первой и единственной женщиной, которая решилась попробовать. Она продержалась ровно три года, а потом нашла вариант получше.

«Вариант получше» чаще бывал дома, никогда не возвращался с работы посреди ночи в окровавленной рубашке и в вымазанном в грязи пальто с порванными рукавами. Он не устанавливал по всей квартире скрытые камеры и не прятал в выдвижном ящике прикроватной тумбочки блестящий черный револьвер. Читал детективы и глянцевые мужские журналы, а не сводку криминальных событий за неделю, выписывал чеки на круглые суммы, а не отчеты о раскрытых делах.

Впрочем, холостяцкий образ жизни вернулся не один, а со своим закадычным другом — одиночеством. Приходить после работы в пустую, холодную, серую и безрадостную квартиру не хотелось, жить, впрочем, тоже не очень. Белые ленты скользили из сна в сон, и Лестрейд, каждое утро отправляясь на работу на своей черной старенькой «ауди», старался не смотреть на мелькающие за окном церкви.

А потом появился Шерлок. Порывистый, активный, заносчивый и высокомерный, он производил впечатление человека беспечного и не заинтересованного в жизни. Лестрейд радовался, что нашел себе хоть какое-то занятие: наблюдать за самоназванным детективом было любопытно, гадать о том, кто он, откуда взялся, была ли у него семья, старшие братья или сестры, а может, и то и другое одновременно.
По крайней мере, ему больше не было скучно.

Правда, Шерлок не любил, когда о нем наводят справки, поэтому сам их предоставил в обычной своей недоброй манере. За пять лет их знакомства Лестрейд привык воспринимать Шерлока исключительно как коллегу по работе и не претендовать на статус друга. У них было слишком мало общего, слишком большая разница в возрасте и, по мнению самого Шерлока, в показателях IQ.

Инспектор долго не мог разобраться в нем. С Шерлока было почти невозможно снять маску равнодушия, чтобы увидеть, какие чувства на самом деле скрываются под ней. В том, что они у детектива есть, Лестрейд, в отличие от всей его команды, был абсолютно уверен. Белые ленты начали меркнуть и забываться, звон колоколов на соседней от его дома улице уже не вызывал желания достать из того самого ящика тот самый черный револьвер и пустить себе пулю в лоб.

— Мистер Холмс, у вас есть друзья, знакомые по школе или колледжу? Коллеги по работе? У тебя есть работа, Шерлок?

Шерлок в ответ хмурил брови и совершенно по-детски отворачивался. Почему это было по-детски, сам инспектор толком не знал, но ему почему-то казалось, что в детстве, очень давно, когда у него еще не было Дженнифер, черного револьвера и удостоверения инспектора, его десятилетний друг тоже делал так в минуты сильных душевных переживаний.

Шерлок резко перестал быть загадкой.

Эта загадка была так же одинока, как и сам Лестрейд.

Он уже не бесился, когда получал сообщения с приказом привезти на Бейкер-стрит материалы дела. Лестрейд брал папку и выводил машину на широкую улицу. Потом он стал привозить Шерлоку первую попавшуюся папку, потому что детектив на самом деле почти никогда даже не заглядывал в листы. Одиночество часто толкает людей на очень странные поступки.

Мыши перестали копошиться и шуршать, выцарапывая коготками воспоминания. Церкви перестали мучить инспектора своим жестоким колокольным перезвоном. И однажды днем, проезжая мимо собора, где проходила пышная свадьба, он без эмоций констатировал, что у Дженнифер платье было намного красивее. И волосы с вплетенными в них белыми лентами золотисто переливались на июльском солнце.


Майкрофт


Сжимая в руке синий шарф, Майкрофт пустым взглядом смотрит в окно. Машина проносится по мокрому проспекту куда-то в сторону центра, и в витринах магазинов отражается ее черный силуэт. Антея быстро пишет что-то в телефоне, изредка бросая любопытные взгляды на синий шарф, возле которого босс простоял в бутике без малого полчаса, из-за чего они теперь сильно опаздывают на совещание в правительстве.

Десять лет назад Майкрофт окончательно понял, что от прежнего Шерлока, четырехлетнего ребенка с цветными карандашами в руках и голубыми глазами, ничего не осталось. Глаза у него теперь были холодные, серые, как пепел сигарет, которые он выкуривал одну за одной. И он, конечно, уже не играл в игрушки, не слушал классическую музыку, предпочитая им агрессивный рок и газетные статьи о жестоких убийствах.

Майкрофт приехал к Шерлоку за неделю до его дня рождения, надеясь, что за те несколько лет, что они практически не виделись и не общались, все детские обиды забылись. Как же он тогда ошибся! Шерлоку было плевать и на подарок, и на письмо матери, которое она сочиняла несколько дней подряд, и даже на заботливое предложение Майкрофта помочь ему с платой за аренду квартиры.

Он просил брата успокоиться, не злиться на то, что приехал без звонка, не выгонять на улицу в такой ливень. Стоял октябрь, вечера были туманно-морозные и дожди при этом лили так часто и сильно, что Майкрофт подозревал, будто вся его жизнь состоит из одних только этих дождей.

Шерлок не успокаивался, не становился снова четырехлетним малышом, с которым можно договориться, пообещав купить новый альбом для рисования. И Майкрофт потерял контроль над собой, сорвался, обвинил Шерлока в эгоизме и еще много в чем, заранее зная, что потом всю жизнь будет жалеть об этих словах. А потом бежал под дождем к метро, за ним гнались молнии и порывистый ветер; холодные капли противно сползали за ворот рубашки, стекали с челки.

Через неделю он с трудом прогонял воздух через легкие, вдыхал успокаивающий запах лекарств и кварца. Отец стоял у окна и держал перед глазами рентгеновский снимок.

— Воспаление легких, — проговорил он, и стоящая рядом с ним медсестра грустно кивнула.

— Мам, это моя вина, Шерлок тут вовсе не причем, — хриплым голосом сказал Майкрофт, преодолевая жуткую боль где-то в груди, и вдруг с ужасом заметил, как в небесно-голубых глазах матери вспыхнула жгучая ненависть.

Он ждал, что Шерлок придет к нему, скажет что-нибудь вроде банального «прости» и перестанет наконец вести себя как псих. Но ничего не менялось, и только через три недели, когда Майкрофта выписали из больницы, он понял, что героев не бывает, а будь они — Шерлок не из их числа.

Майкрофт больше не ждет чуда от судьбы, в отношениях с младшим братом держит дистанцию и звонит только поздравить с каким-нибудь праздником. Ему до безумия жаль, что у Шерлока новые — никотиновые — увлечения и странные взгляды на жизнь. Терять? Майкрофт не привык к этому, даже когда речь идет о людях, которых нужно отпускать; терять Шерлока он не хочет. И устанавливает скрытые камеры в его квартире на Бейкер-стрит: видеть, что он делает, слышать, что говорит, знать, над каким делом и как работает. Телефон на прослушке — для верности собственным принципам. Однажды эти принципы спасают Шерлоку жизнь, а еще жизни многих людей — помимо жителей Лондона, самого Майкрофта, например.


Лестрейд


Лестрейд вертит в руках бокал вина и весь сжимается, когда Шерлок зачем-то открывает окно. Ледяной воздух врывается в комнату, капли дождя стучат по подоконнику и стекают на любимый ковер миссис Хадсон.

— Что ты делаешь? — недовольно спрашивает инспектор и смотрит на Шерлока, но детектив не замечает его взгляда — он, кажется, погружен в свои мысли и не видит ничего, кроме стихии, обрушившейся на Лондон. Как будто в порывах ветра, во вспышках молний и раскатах грома есть что-то такое, что заставляет Холмса постоянно думать о чем-то, что одновременно радует его и причиняет сильную душевную, почти физически ощутимую боль.

Лестрейду кажется, что этой ночью все переворачивается с ног на голову в буквальном смысле, и буря за окном только подчеркивает внезапность перемен. Инспектор вздрагивает от особенно сильного удара грома где-то прямо над крышей дома, а Шерлоку будто легче от этого.

Конечно, Холмс был одинок, как и сам Лестрейд. Им было одинаково скучно жить, и их одинаково никто не ждал по вечерам с работы. Лестрейд уходил на службу, когда весь Лондон еще спал, укутавшись в уютные сны, и возвращался тогда, когда в небе блекло сверкали звезды и по телевизору не показывали ничего, кроме дешевых эротических фильмов. Шерлок уходил из дома, когда антикварные часы домовладелицы, стоящие в холле, отбивали шесть часов утра, и возвращался, когда по телевизору не показывали даже рекламы.

Они были так похожи. И в то же время Лестрейд чувствовал, что у них нет вообще ничего общего. Раньше ему нравилось проводить параллели: они детективы, любят расследования и интересные дела, умеют эффективно сотрудничать и ловить преступников. Шерлок был для него олицетворением идеала, но в его образе чего-то не хватало — чего-то, что дало бы Лестрейду не просто догадку о наличии у Холмса сердца, но подтвердило бы ее.

Сейчас Лестрейд понял, что все его параллели были абсолютно поверхностными.

— Он нужен тебе, да? — снова спросил инспектор, и Шерлок, погруженный в свои мысли, вздрогнул. — Тебе его не хватает, ведь так? Признайся.

Холмс молчит, устало прикрывает глаза и осторожно кивает. Лестрейд задерживает дыхание, как будто оно может помешать, разбить на мелкие осколки это хрустальное мгновение доверия. Уже через несколько секунд дымка начинает рассеиваться, и Шерлок внимательно смотрит на инспектора, будто пытаясь понять, правильно ли поступил, доверив ему свой секрет.

Лестрейд мягко улыбается и пробует вино. Вкус ему не нравится — слишком горько. Снова становится тяжело и пасмурно на душе. Шерлок переступил через свои принципы и признался, что тоскует по брату. Смог бы Лестрейд ответить на это доверие и назвать Холмсу имя человека, без которого его жизнь потеряла смысл?

Шерлок, конечно же, все знал с самого начала. Инспектору не нужно называть имен, не нужно что-то объяснять.

— Так, наверное, лучше, — тихо говорит он, и Лестрейд не может понять, значит ли это, что лучше без Дженнифер или лучше, что Шерлок помогает ему переживать боль разлуки.

Через полчаса Шерлок становится собой. Буря за окном утихает так же резко, как началась, и на улице слышны бодрые голоса. Где-то вдалеке звонят колокола, воют полицейские сирены. Холмс листает материалы дела и хмурит брови.

Во рту все еще остается горечь от вина. Лестрейду хочется закутаться в пальто, в шарф и уйти из этой квартиры, остаться наедине с собой и попытаться принять новый образ Шерлока.

Холмс улыбается, когда инспектор прощается с ним и спускается в холл. Через минуту он получает сообщение и решает прочитать его чуть позже, дома. Шерлок не ребенок и вполне может подождать ответа.

Но детектив не отвечает ни на ночное сообщение Лестрейда, ни на звонки в течение всего следующего дня. Инспектору начинает казаться, что тот вечер с фотоальбомом, вином и бурей за окном ему приснился, и что Шерлок всегда мог увлечься погоней за преступником и исчезнуть на день-два.

Почти через две недели Лестрейд звонит в дверь дома 221-Б на Бейкер-стрит и расспрашивает миссис Хадсон о том, когда Шерлок последний раз появлялся дома. А еще через неделю он, пользуясь служебным положением, связывается с Майкрофтом Холмсом.


Шерлок


Впервые за много лет Шерлок испытывает это странное чувство — что-то не получается так, как он хочет, не ладится, не удается. В голове возникает смутный образ, но он никак не может уловить, какой именно и что все это значит. Темные стены давят, сжимают, как тиски, и хочется вырваться, убежать отсюда.

Кто-то заливисто смеется, и этот смех будто заполняет собой все пространство, пропитывает воздух и неприятно сжимает легкие. Шерлок пытается сосредоточиться на человеке, стоящем перед ним, но думает только о том, как ему холодно и больно.

— Могу разъяснить еще раз, если ты такой упрямый, — человек поправляет рукава рубашки и делает шаг вперед. Шерлок узнает его по голосу и чувствует, как по спине бегут мурашки. Похоже, игра зашла слишком далеко, Шерлок оказался слишком близко к победе. — Детка, тебе, кажется, нехорошо?

Мориарти издевается. Садится рядом с Шерлоком на грязный, холодный пол и осторожно касается пальцами его ладони. Холмс внутренне сжимается и старается не смотреть на своего врага.

— Как думаешь, тебя кто-нибудь станет искать? — спрашивает Мориарти и тут же отвечает с задумчивыми нотками в голосе: — Я так не думаю.

— Найдут, — хрипит Шерлок. В горле саднит, сознание путается и до смерти хочется пить. Мориарти широко улыбается и достает что-то из кармана брюк.

— Нет, — шепчет Холмс, чувствуя острую боль в руке. Мориарти улыбается еще шире и снова что-то говорит. Шерлок улавливает только «Майкрофт», а потом резкая боль во всем теле будто рвется наружу, заставляет кричать и ненавидеть себя за собственное легкомыслие. Если бы только он не пытался сбежать из этой квартиры, где в каждом углу обязательно были камеры Майкрофта!

Шерлок вдруг вспоминает, как брат каждое воскресенье уходил зачем-то из дома художницы Маргарет. Когда Майк не брал его с собой, хлопал дверью и шел по серым лужам, возвращался грустный и в то же время раздраженный, Шерлок чувствовал почти такую же боль, как сейчас — резкую, невыносимую, заставляющую до крови закусывать губы и думать, что все это никогда не кончится.

В ушах звенит, и голова раскалывается от боли. Шерлок сжимается в клубочек и пытается сфокусировать взгляд на шприце, который Мориарти держит в руке.

— Я же говорил тебе, детка, что ты не можешь меня остановить. Разве я не предупреждал тебя, чтобы ты убрался с моего пути?

Шерлок не слушает его, думает о том, где допустил ошибку и будет ли действительно кто-то его искать или нет? Дело не в том, что обидно умирать по воли преступника, который неожиданно оказался намного сильнее, чем Шерлок привык думать о нем; дело в том, что он так и не сказал Майку, что ему было жаль навсегда потерять его из-за собственного эгоизма и глупости.

Ему ни за что не выбраться отсюда и не победить Мориарти. Раньше он не задумывался о том, что недооценил соперника, а теперь уже слишком поздно. Шерлок не знает, где он и как давно находится в этом сыром и мрачном помещении; знает только, что Мориарти не даст ему умереть быстро и безболезненно, а сначала нарезвится вволю.

Ломка постепенно отпускает тело и разум, и Шерлок понимает, что Мориарти давно нет рядом. Шевелиться страшно, предполагать, что завтра все повторится — еще страшнее, и он вместо этого забивается в угол, сжимается, запускает пальцы в волосы и размышляет, что бы он сказал Майкрофту, если бы брат мог его сейчас слышать…

Однажды мама попросила Шерлока сделать какой-нибудь подарок брату на Рождество. Ему понравилась эта идея, и он решил написать ему письмо — такое, которое Майкрофт никогда бы не забыл. Он исписал все карандаши в доме и все листы бумаги, которые только нашел, даже стащил пару тетрадок у Майкрофта из портфеля. Но все было не то, слова не складывались в предложения, и Шерлоку надоело искать то, что было бы особенным.

На Рождество он подарил Майкрофту белый лист бумаги, на котором карандашом детским неровным почерком была написана всего одна фраза: «Спасибо за то, что ты есть». Ему было очень стыдно, что он так и не смог придумать чего-то более оригинального и естественного. Майкрофт тогда долго смотрел на него, а потом улыбнулся и, сложив лист, аккуратно положил его в карман брюк.

Спустя почти двадцать пять лет Шерлок не знает, что бы он сказал Майкрофту, если бы он сейчас был здесь, рядом с ним, в этом холодном подвале. Наверное, то, что он тогда придумал, в то Рождество, лучше всего подходило…

Ему снится, что Майкрофт находит его в темном, почти черном подвале, больно сдавливает ему плечи, зовет и крепко-крепко сжимает в объятиях. Шерлок почему-то видит Лестрейда. Инспектор держит в руках пистолет, его ладони заметно дрожат, и сам он выглядит уставшим и сильно взволнованным. Он с облегчением вздыхает и улыбается Шерлоку, что-то говорит Майкрофту и выходит, зовет кого-то, просит помочь. Шерлок чувствует, как брат перебирает пальцами прядки его волос и целует в лоб.

Шерлок боится проснуться и понять, что все это иллюзия, просто сон, который убивает его быстрее и больнее, чем наркотики, которые Мориарти вгоняет ему в кровь.

А когда он все же просыпается, в глаза бьет яркий свет и слух улавливает знакомые голоса где-то совсем рядом.

— И что же там было написано? — спрашивает глубокий, чуть хрипловатый голос. Шерлок улыбается про себя, узнав инспектора Лестрейда.

— «Спасибо за то, что ты есть», — отвечает второй, звонкий и мелодичный голос, который может принадлежать только Майкрофту Холмсу. — Видимо, придется поставить камеры на каждой улице Лондона, чтобы не потерять его снова…

Лестрейд молчит, Майкрофт неприятно чем-то шуршит. Этот звук почему-то напоминает шаги Мориарти за тяжелой дверью подвала, и, чтобы отогнать кошмар, Шерлок распахивает глаза.

Лестрейд задумчиво рассматривает череп на каминной полке. Сейчас инспектор выглядит спокойным и даже счастливым — впервые за несколько лет. На нем белая рубашка с закатанными до середины рукавами, светло-серые брюки. Выглядит он таким по-домашнему родным и своим, что Шерлок невольно улыбается. Майкрофт стоит рядом с инспектором и листает какую-то книгу.

Солнце отражается в окнах домов напротив, небо чистое, без облаков; окно открыто, в комнате по-весеннему тепло и уютно. Майкрофт еще не замечает взгляда Шерлока, Лестрейд все еще рассматривает череп, изредка бросая любопытные взгляды на старшего Холмса. Они наконец-то замолчали, видимо, обсудив детство Шерлока в деталях, и Шерлоку хочется с ними поговорить о чем-нибудь простом и весеннем. Но вместо этого он удобнее устраивается на диване, вслушивается в шум города и думает о том, что ничего уже не изменить, все останется почти так же, как сейчас: скрытые камеры, сообщения среди ночи, новые дела, погони и перестрелки. Но можно найти способ сделать так, чтобы больше никому не было плохо и больно. Например, иногда отвечать на звонки Майкрофта и в дни рождения делать ему более оригинальные подарки.

Взгляд Шерлока падает на черный пакет с надписью «Armani», лежащий на журнальном столике. А через секунду он замечает, что Лестрейд смотрит на него и улыбается такой открытой и радостной улыбкой, что Шерлок понимает: впервые за много лет в его жизни нет дождя и сердце бьется ритмично.

F i n

@темы: Шерлок bbc

16:32 

Разоблачение "злодея"

"Корнет, вы - женщина?", или Ирэн Адлер как современное воплощение Мориарти
В свете недавнего интервью Стивена Моффата и Бенедикта Камбербэтча для US National Public Radio (любезно переведённого здесь) интерес к событиям нового сезона возрос - замелькали, закружили в воздухе версии, тут и там стали возникам дискуссии.

Позвольте же представить вашему вниманию исследование (вдохновлённое и произведённое при непосредственном и скрупулёзном участии natha_ness ), призванное попытаться доказать гипотезу о том, что Джим - лишь марионетка в искусных руках настоящего Мориарти, коим является мисс Ирэн Адлер.

Фактологические доводы

1. Сейф, в котором обнаружен конверт с розовым айфоном, находят после инсценированного взрыва. Здесь прослеживается "обратная" параллель с каноном ("Скандал в Богемии"): Холмс, чтобы вынудить Ирэн Адлер показать местонахождение тайника с фотографией, устраивает в её доме фальшивый пожар.

2. Прямая привязка действия "Большой игры" к Чехии: "У всей этой истории отчетливый чешский привкус". Герой чешской легенды Голем, чешская бумага, куратор выставки родом из Чехии. Авторы зрителя буквально носом тыкают в "Богемию" (даже фраза "Что я стану делать без моего биографа/блоггера?" оттуда). А значит - в Ирэн! :)

3. Конверт из богемской бумаги, найденный в сейфе, подписан женщиной ("She? - Obviously!") - то есть некая связь Ирэн и Мориарти уже очевидна. Но зачем ему впутывать сюда лишних людей, тем более, женщину? Лишь в том случае, если Шерлок знаком с его почерком, но... на момент получения письма Холмс даже не догадывается о самом существовании Джима. Следовательно - конверт мог подписать сам Мориарти!

4. Голос. Почему-то Мориарти упорно прячет свой голос. Зачем мужчине так скрываться? Почему описание soft voice заставляет его отдать приказ об убийстве старушки? Вероятно, "злой гений" боится быть идентифицированным как женщина. Либо полагая, что женщину-террористку найти проще, чем мужчину, либо по причине своей близости к Шерлоку.

5. Типично женская фраза: "Мы созданы друг для друга, Шерлок", которую Мориарти передаёт через увешанного взрывчаткой молодого человека.

6. Поведение Джима в бассейне: сначала пылкие речи о том, что он убьёт Шерлока не сейчас, а лишь вдоволь наигравшись, а затем - диаметрально противоположное решение. Объяснение непоследовательностью выглядит неубедительно - преступник такого масштаба не имеет права на непоследовательность. Вполне вероятно, некто приказал ему вернуться и закончить работу.

Кинематографические доводы

1. С самой первой серии нам говорят о фанате, почитателе таланта Шерлока - о человеке, который держит под контролем все дела Холмса. Однако Джим, чуть ли ни каждый день находясь под одной крышей со своим "кумиром", делает первые шаги к нему на встречу только после дела о контрабандистах. Он слишком поздно появляется на сцене и слишком быстро снимает маску - поражающий эффект не столь силён, как если бы всё это время "злодей" находился под боком и периодически возникал на пути.

2. Титры. Почему в титрах преступный гений и зеркальное отражение Шерлока представлен не как Джеймс (Джим) Мориарти, а скромно обозначен как просто Джим?

3. И, наконец, "спойлер от авторов" (в том самом интервью, ссылка на которое приведена выше): "Sherlock will fall - but in love or over the edge" ("Шерлок упадёт - но будет ли это падение в любовь или падение в пропасть...") - то есть альтернатива любви только смерть (ну, или смертельная опасность). И лишь один человек может спровоцировать такой выбор - Мориарти, Ирэн Мориарти.

@темы: 2 сезон, Шерлок bbc

16:34 

Молли Хупер: "серая мышка" или "серый кардинал"?

Молли Хупер: "серая мышка" или "серый кардинал"?
Ну, что, "крошки мои", готовы к очередной порции разоблачений?

Мы с вами уже успели поспорить по поводу принадлежности Мориарти к женскому полу, обсудили кандидатуру Антеи на эту роль, представленную на суд читателей natha_ness.

Моя "протеже" не столь неожидана и экстравагантна - имя Молли Хупер уже не раз встречалось в комментариях в контексте Ирэн Адлер. Так что я просто пытаюсь анализировать факты, никого не убеждая и лишь иллюстрируя это.

Фактологические доводы

1. Молли Хупер испытывает восхищение в отношении Шерлока и вполне подпадает под определения "фанат", "почитатель", коими описан в сериале Мориарти.

2. Молли постоянно находится рядом и в курсе всех расследований Шерлока, потому что практически не одно из его дел не обходится без обращения к лаборатории госпиталя Barts.

3. Существует некоторое несоответствие внешних проявлений Молли с её же характером. Девушка, позиционирующая себя наивной одинокой любительницей кошек, тем не менее, не впадает в эйфорию, когда предмет её страсти оказывает ей знаки внимания.
Шерлок во второй серии, как вы помните, делает ей комплимент, чтобы получить доступ к интересующим его трупам, но вместо того, чтобы на пару дней погрузиться в мечты и поддаться на обман (что свойственно девушкам такого склада, как экранная Молли), она уже вечером в своём блоге чётко и здраво определяет причины и подтексты поведения Шерлока.

4. Женский почерк на конверте с айфоном вполне может принадлежать Молли. Документация в морге, как я понимаю, ведётся преимущественно в электронном виде, а свою папочку девушка всегда плотно прижимает к груди - Шерлок, определённо, не видел, как она пишет.

5. Связь Молли с Джимом столь же очевидна, как связь Джима с Мориарти.

6. Молли допускает странный прокол (хотя, конечно, есть вероятность, что это не она, "отцы-основатели" :)), когда представляя Ватсона Джиму, не может вспомнить его имя - она не может не знать, так как читает и комментирует его блог. Тут же вспоминается наш незабвенный Мюллер (не дословно): "Его единственный просчёт - он перепутал пол ребёнка". То есть - ощущение, что девочка немного заигралась :)

Кинематографически доводы

1. В отношении Молли, как намёк, использована цитата из "Скандала в Богемии". Когда Шерлок отмечает, что она поправилась, он ретранслирует литературный диалог с Ватсоном:
"- Семейная жизнь вам на пользу, - заметил он. - Я думаю, Уотсон, что с тех пор, как я вас видел, вы пополнели на семь с половиной фунтов.
- На семь.
- Правда? Нет, нет, немного больше. Чуточку больше, уверяю вас".

2. (несовсем кинематографический довод) Молли ведёт блог - странно для второстепенного, незначительного фонового персонажа.

3. Традиционный кинематографический ход - преступником оказывается тот, на кого меньше всего думает зритель. Чем безобиднее персонаж, тем сильнее достигаемый в итоге эффект. Молли - идеальная кандидатура.

4. Использование в "Большой игре" фразы с двойным смыслом. Когда Шерлок разбирается с "Машинами Януса", Мориарти говорит ему: "Ключ к разгадке в имени". С одной стороны, всё на поверхности: двуликий бог Янус - двуличная фирма. Но с другой... Холмса в этот момент гораздо больше занимает личность Мориарти, поэтому подсказку можно в итоге применить и к этой загадке - Мориарти намекает на своё двуличие. Следовательно, это некто, находящийся рядом и пользующийся относительным доверием... Молли Хупер.

@темы: Разоблачение?, Шерлок bbc

16:40 

Мои самые любимые факты о Шерли.

1.В лондонском музее Холмса на Бейкер-стрит 221B на портрете Холмса изображён непосредственно Василий Ливанов.

2.Знаменитая фраза: «Элементарно, Ватсон!» — никогда не встречалась в произведениях Конан Дойла, а была выдумана Пэлемом Г. Вудхаузом в1915 году (роман «Псмит-журналист»)

3.Холмс описан как одержимый и сильно зависимый от табака курильщик, более озабоченный получением дозы никотина, чем изысками в этой области. Связь его образа с трубкой справедлива лишь отчасти. Трубочные табаки он, в первую очередь, ценил за крепость, невзирая на их дешевизну и грубость. То, что он курил сильно изогнутые трубки — позднейший миф. В ряде произведений Холмс охотно курит сигары и папиросы.

@темы: Шерлок Холмс

16:43 

Веселые тематические сайтики

17:19 

Поймай врунишку ;)

Есть много признаков, по которым можно определить, что вам говорят неправду. При этом у неопытного вруна вы скорее всего можете обнаружить целый "букет" из них, тогда как опытный проколется только на одном-двух. Это знание может быть полезно, как в вашей личной, так и профессиональной жизни.

1. Выражение эмоций и реакций замедлено, по сравнению с тем, как обычно ведет себя человек. Оно начинается с задержкой, проходит более буйно, и очень резко заканчивается

2. Проходит некоторое время между словами и выражением эмоций. Например вам говорят, что ваша работа сделана блестяще и только потом, после осознания того, что сказали, улыбаются. Когда у говорящего правду человека эмоциональная реакция будет проходить одновременно со словами.

3. То, что человек говорит совершенно не согласуется с выражением на его лице. Например, когда вам говорят фразу "Я люблю тебя", у человека становится таким, как будто он съел дольку лимона.

4. При выражений эмоций участвует не все лицо, а только часть. К примеру, человек улыбается только ртом, не задействуя при этом мышцы щек, глаз и носа. Глаза в данном случае действительно становятся зеркалом души, потому что научиться специально управлять их выражением очень сложно, для некоторых невозможно.

5. Когда человек говорит вам ложь, он свиду пытается занять, как можно меньше места, прижимая к себе руки и одну к другой - ноги.

6. Человек будет избегать встречи ваших глаз.

7. Человек трогает или чешет свой нос, уши. В редких случаях дотрагиваться открытой ладонью к области сердца на груди.

8. Человек будет "защищаться", вместо того, чтобы идти "в атаку" в разговоре.

9. Врущий человек может пытаться отвернуть свое тело или голову от вас.

10. Он может несознательно поставить какие-то объекты между вами, создавая некого рода "защитный барьер"

11. Врун будет может использовать ваши слова, чтобы сделать ответ очень похожим на вопрос. "Это ты разбил дальнее окно на втором этаже?" "Нет, это не я разбил дальнее окно на втором этаже"

12. Вам не дают четкого ответа на вопрос, вместо этого говорят "плавающий" ответ, который может быть понять по-разному.

13. Ваш собеседник может говорить больше чем нужно, добавляя излишние детали. Ему не комфортно, когда наступает пауза в разговоре.

14. Когда человек врет он может опускать местоимения и говорить монотонным голосом

15. Человек может говорить мягко, но при этом грамматически неправильно. Предложения будут запутаны.

16. Если вы верите в то, что вам лгут - попробуйте поменять предмет разговора. Если человек действительно вам врет - он охотно сменит тему и будет выглядеть более расслабленным.

17. Человек использует юмор и сарказм, чтобы обойти тему.

@темы: как распознать лжеца

17:25 

Характер человека по цвету глаз.

Глаза зеленого цвета
Обладатели зеленых глаз обычно упрямы, настойчивы, принципиальны. Они знают чего хотят и стабильно добиваются своей цели. Они пользуются авторитетом в своей среде, способны противостоять трудностям. Однако как многим светлоглазым людям им не вполне хватает жизненных сил. Они часто бывают хорошими профессионалами, но редко лидерами. Они справедливы и умеют реально смотреть на вещи.

Есть в них загадка, а сами они легко распознают людей. Это очень мягкие и бесконфликтные люди. Это верные люди, однако, найти свой идеал им не просто. Слишком высоки их требования к людям. Внешне зеленоглазые люди кажутся гордыми и неприступными, однако если завоевать их доверия они становятся нежными и ласковыми.

Глаза карего, черного цвета
Темноглазые люди очень энергичны. В них много страсти и энергии. Ими правит азарт, это очень деятельные натуры. По сути они лидеры, они стремятся к победе. Обладатели темных глаз сексуальны и чувственны, легко вызывают симпатию. В любой компании они всегда на виду. Им важно чувствовать людское признание, иначе они теряют интерес к работе. Они вспыльчивы, иногда агрессивны, но быстро остывают. Они отличаются уверенностью в себе, коммуникабельны. Очень влюбчивы. Поглотившему их делу отдаются целиком.

Глаза светло-карего, орехового цвета
Эти люди отличаются от темноглазых. Чем светлее оттенок радужной оболочки, тем больше застенчивости и сомнений в человеке. Обладатели таких глаз более чувствительны, покладисты, скромны. Они трудолюбивы, привыкли рассчитывать в жизни только на себя. Им нужно выработать уверенность в себе, и все будет отлично.

Глаза голубого цвета
Обладатели голубых глаз романтичны и мечтательны, ранимы и чувствительны. Все принимают близко к сердцу, склонны к депрессиям, капризны и сентиментальны. Голубой цвет – холодный цвет. Обладатели таких глаз бывают очень жестокими. Они целеустремленны, требовательны к себе и людям, любят разнообразие. Щедрые и добросовестные, такие люди часто оказываются очень талантливыми. У них богатое воображение и хорошая фантазия. Более теплые оттеки голубых глаз имеют обладатели покладистого характера.

Глаза серого цвета
Сероглазые люди труженики. Они уравновешенны, умны, практичны. Отличаются трезвым взглядом на жизнь, обычно прочно держаться на плаву. Очень интеллектуальны, мало зациклены на быте. Это самодостаточные люди, не подверженные амбициям. В отношениях с людьми сдержанны и даже немного суховаты. Они надежны, живущие рядом с ними чувствуют себя защищено. Они всегда помогут советом, окажут поддержку. У них блестящий ум, но слабо развитая интуиция. Это добрые и честные люди.

Глаза серо-голубого цвета
И серый и голубой – это холодные оттенки. Люди с серо-голубыми глазами сочетают в себе в разной степени качества и сероглазых и голубоглазых людей. Такие люди достаточно решительны и амбициозны. Они знают, чего хотят и твердо отстаивают свои интересы. В то же время они спокойны и честны. У этих людей присутствует практически идеальная пропорция ума и воображения. Они преданы, хотя и не слишком сентиментальны. Им часто не хватает душевного тепла, хотя они способны защитить, помочь, дать хороший совет.

Глаза серо-зеленого цвета
Обладатели таких глаз добросовестны и трудолюбивы. Это очень прагматичные люди с реальным взглядом на жизнь. Они достаточно терпеливы и в меру решительны. Это обладатели холодного рассудка, однако, они умеют тонко чувствовать ситуацию. В эти людях в идеальных пропорциях сочетаются ум и чувственность, интуиция и гибкость. Такие люди заботливы, они умеют слушать и сочувствовать, поэтому всегда находятся желающие поплакаться им в жилетку. Это нежные люди, но если кто-то пойдет им наперекор, они способны безжалостно растоптать своего врага.

Глаза желтого цвета
Обладатели этого цвета глаз встречаются достаточно редко. Их называют тигровыми или змеиными. Такие глаза обычно принадлежат очень неординарным личностям. Они артистичны и обаятельны, часто щедры, довольно ловки и изворотливы.

@темы: Характер, Цитаты, глаза

16:22 

Цитаты из Записок о Шерлоке Холмсе

16:22 

Цитаты.

Это мои личные цитаты
Ты на кого шуршишь, пакетик?

Тьфу на Вас...Тьфу на вас еще раз!

Я Ангел... Но только крылья в стирке, а нимб на подзарядке...

Если делаете,что попало,то делайте это без меня.


О:-Я такая гуманная!
М:-Ага. От слова "ГУМАНОИД"

19:02 

Исчезнувший убийца

В пивном баре "У трех поросят" было тепло и уютно. Вошедший сюда человек огляделся и, еще глубже надвинув фетровую шляпу серого цвета на глаза, уселся у стойки и попросил два пива. Получив требуемое, человек начал пить из первой кружки, воровато озираясь на полумрак бара. Затем точно так же человек выпил вторую. Расплатился и пошел прочь, сутулясь и заранее запахиваясь серым плащом. На улице была нехорошая погода. Выйдя за дверь, человек улыбнулся. И тут как что-то острое - хрясь! - ему в спину! Человек перекосился, немой крик ужаса застыл в его глазах, ноги подломились. И человек в сером плаще упал на мостовую...

Холмс постоянно дразнит меня за пассажи, подобные вышеприведенному. Но я его не очень слушаюсь. Мне кажется, излагать голую последовательность событий неправильно хотя бы из уважения к читателям. Как пренебречь эмоциями, постоянно окружающими нас? И пусть Шерлок обижается на меня, но сам он подчас проявляет просто невероятную эмоциональность! И что же, теперь опускать это, мол, неважно? А мне кажется, что очень даже важно... Ну, вот так я немного отвлекся, но, думаю, вы простите меня за это.

Когда мы с Холмсом прибыли на место, труп окружала толпа зевак. Холмс всех растолкал и подошел к убитому. Полицейский, охранявший огороженное белой веревочкой лежащее тело, тотчас же вытянулся в приветствии. И вот оно, тщеславие! Я заметил, что Холмса просто стало распирать от довольства из-за того, как на него отреагировали. Не лопнул бы.
Холмс долго и неспешно курил, набивая трубку пять раз, потом задумчиво произнес:
- Его убили.
После чего велел убрать труп. Далее мы пошли разговаривать с Лестрейдом. Точнее, разговаривал Холмс, а я внимал. Выяснилось, что есть шесть подозреваемых: швед Бендт Иглссон, священник Делавр Эйт, домохозяйка Офелия Скрюге, бармен Гоша Швили, музыкант Джордж Харрисон и респектабельный фабрикант Генри Форд.
- Мистер Холмс, помогите нам в этом деле! - сказал Лестрейд напоследок.
- Что же тут помогать? Все подозреваемые у вас в руках, осталось лишь допросить - скучное и неинтересное для меня занятие. Я сторонник действия, а не разговоров.
- И все-таки, помогите, мистер Холмс! Допросите их с помощью ваших чудесных способностей! Я же знаю, как вы умеете допрашивать!
Лесть быстро сделала свое дело. Холмс, размягчевший и раздобревший, тут же легко согласился проделать эту "неинтересную" работу. А потом мы вернулись на Бейкер-стрит.
- Допрашивать будем здесь! - сказал мне Холмс в гостиной. - Мне здесь сподручнее, чем в участке.
И я ничем не мог возразить на это. Холмсу виднее.

Вскоре доставили подозреваемых. Холмс вышел, переговорил с сопровождающими полисменами и, вернувшись, сказал мне:
- Ватсон! Есть задача как раз для вас. Один из подозреваемых - швед. Он требует, чтобы его допрашивали только в присутствии посла. У меня нет времени на соблюдение всей этой чепухи, поэтому просьба к вам: изобразите посла. Просто постойте с умным видом. Вам это так идет!
Я согласился. Холмс сообщил за дверь, что посол уже здесь, после чего в гостиную вошли Бендт Иглссон и сопровождающий его полисмен.
- Я - Холмс, а это - посол, - представил нас Холмс шведу.
- Господин посол, они почему-то считают меня виноватым! - с яростью сказал мне швед на чистейшем шведском языке. Я прямо обомлел. Шведского же не знаю совершенно! Я испуганно посмотрел на Холмса. Он показывал мне кулак. И я решился.
- Бучагето пиашеле задолу пе маса вазеде! - сказал я шведу.
- Я не понял вас, господин посол! - удивился Иглссон. - Вы вообще посол? Вы шведский знаете?
- Пупете ладмисчу ди баруха! - важно покачал я головой, пытаясь убедить недоверчивого шведа.
Холмс в это время показал мне хук. Вот пойди, разбери его, то ли он мне угрожает, то ли суфлирует... А, была не была! И я с развороту вколотил Иглссону в ухо. Когда он упал, то Холмс моментально подскочил ко мне и зашептал на ухо:
- А теперь, Ватсон, отвлеките как-нибудь констебля.
Интересно, как он себе это представляет? Да, с Холмсом не соскучишься! Я подошел к полисмену, который равнодушно воспринимал происходящее, и пнул того по ноге. Полисмен удивленно посмотрел на меня и произнес:
- Не понял.
Тогда я схватил его нос и стал крутить. Полисмен мгновенно побагровел, свалил меня на пол и стал пинать.
- Констебль! - услышал я вскоре голос Холмса. - Пожалуйста, простите доктора Ватсона. Он больше не будет.
- Так уж и быть, мистер Холмс. Вообще-то я его пожалел, все-таки он ваш друг. Но если он еще раз выкинет такое, то я ему точно все кости переломаю!
Я встал, отряхнулся и отошел в сторонку. Холмс за это время, похоже, что-то все-таки узнал важное. Швед был по-прежнему без сознания, зато глаза Холмса довольно блестели.
- Констебль! - крикнул он. - Можете отнести этого и привести следующего.

Следующим был толстый и добродушный священник Делавр Эйт.
- Что вы делали в баре? - спросил его Холмс.
- Проповедовал, отпускал грехи, попостился еще немного, - вежливо ответил священник.
- Ну, и кто, по-вашему, убил несчастного Рональда Адера?
- Атеист, конечно! Все беды от неверия в господа нашего всемогущего...
- Хорошо-хорошо! - прервал его Холмс и, покраснев, опустил глаза. Потом посмотрел на меня. Я на всякий случай сделал вид, что занят астрономией.
- А идите вы с богом! - сказал Холмс священнику.

- Сижу себе спокойно, вяжу, и тут эти негодяи, - Офелия Скрюге выразительно кивнула в сторону полисмена, - врываются и хватают меня. Меня! Честную домохозяйку! Обвиняют во всякой напраслице! Хотите, мистер Холмс, я свяжу вам носки?... А рукавицы?... А шарфик?
- Доктору Ватсону свяжите.
- Доктор Ватсон, идите сюда, я сниму мерку... Мистер Холмс, а зачем он штаны снимает?
- Доктор Ватсон, не снимайте штаны!
И я послушался. Холмсу виднее!

- Понимаете, мистер Холмс, спрятался я за стойкой, сижу себе спокойно, пью, и тут врываются эти... - Гоша Швили посмотрел на полисмена, - то есть я хотел сказать, спокойно входят наши доблестные полицейские и культурно предполагают меня убийцей. Но, мистер Холмс, зачем мне убивать?
- Ватсон, что вы думаете по этому поводу?
- Я полагаю, что... э-э-э... деньги?
- Ну конечно, мой друг! Помяните мое слово, в основе половины всех преступлений лежат деньги! - радостно поддержал он меня. - Но тут, видимо, другая половина? - вдруг с криком он накинулся на бармена. Тот сразу опасливо прикрыл голову руками, а затем, после некоторой паузы, спросил:
- А где здесь у вас туалет?

Патлатый Джордж Харрисон рассказывал все сам, без наводящих вопросов Холмса:
- Сидим мы с Иглссоном, пьем за нас, за шведов, как вдруг раз! Смотрю, приходит Бендт и говорит, что убили Рональда Адера. Я еще сразу подумал, что что-то тут нечисто. А Бендт добавляет, мол, знаешь, какое странное орудие убийства? Я говорю, что не знаю. Он говорит, а ты иди посмотри на трупе. Я посмотрел, а там в спине четыре таких маленьких аккуратненьких дырочки, расположенных рядком на одинаково небольшом расстоянии друг от друга. Я потом спрашиваю Бендта: "И что?". А он: "А ничего!". И тогда я понял, что надо сочинить об этом песню. Сейчас я вам ее спою и вы будет плакать, как плакал Бендт, который услышал эту песню первый...

Последним был респектабельный фабрикант Генри Форд. Холмс велел мне побегать с ним наперегонки вокруг обеденного стола, после чего объявил:
- Полисмен, соберите всех.
Когда все подозреваемые собрались в гостиной, Холмс театрально вскинул руку и сказал:
- Я намерен объявить вам имя убийцы!
- Ах! - раздалось в толпе подозреваемых и Офелия Скрюге упала без чувств.
- Это она! - показал на нее пальцем Холмс.
- Да, это она! - радостно сказал Гоша Швили.
- Она-она! - поддержали его все остальные.
Потом мы остались втроем в гостиной: Холмс, я и Офелия Скрюге, лежащая без чувств на полу. Сгорая от нетерпения, я спросил у Холмса:
- Но как вы догадались?
- Это элементарно, Ватсон! Орудие убийства! Она тыкала несчастного Рональда Адера спицей.
И он задумчиво заиграл на скрипке, а я задумчиво закурил. Что ж, Холмсу виднее!

@темы: Шерлок Холмс, Юмор

19:13 

Бажутин Иван : Кровавые мальчики / Еще одно дело на одну труб

КРОВАВЫЕ МАЛЬЧИКИ

На улице накрапывал дождь, было скучно, поэтому я без обиняков, войдя в комнату Холмса, предложил ему:
- Не желаете ли побоксировать?
- Видимо, Ватсон, предыдущая боксировка отрицательно сказалась на вашей голове и вы до сих пор не отошли от нокдауна, - хриплым голосом ответил Холмс. - Лучше скажите, что вы думаете о том гражданине, которого только что сбила машина?
- Ну-у-у, во-первых, у него сломана рука...
- Не старайтесь, Ватсон. Сразу видно, что вы не видите ничего. Это - негр!
- Но как вы догадались?
- У него кожа черная. Кстати, насчет вас: сегодня мы пойдем на дело. Не забудьте ваш револьвер, хотя, кажется, вы так из него никогда и не выстрелите, так как преступник почему-то успевает раньше вам дать по голове.

Вечер пролетел быстро и вот часы пробили полночь. Мы с Холмсом безмолвно вышли из дома. В дверях осталась миссис Хадсон и, помахав нам с Холмсом белоснежным платочком, тихонько вытерла слезу со своей щеки.
Мы шли долго, но Холмс умудрился во всех закоулках, которые мы прошли, ни разу не заблудиться. Наконец, мы подошли к серому в темноте двухэтажному зданию. Холмс подошел к двери, стукнул в нее три раза, затем свистнул, гикнул и топнул. Тотчас открылась дверь дома и на нас глянуло испуганное лицо молодой женщины. Я на всякий случай вытащил револьвер.
- Это со мной, - кивнул женщине на меня Холмс, и мы вошли в дом.
Женщина, взяв свечу в правую от себя руку, молча повела нас на второй этаж. Я, ничего не понимая, при этом беспрестанно озирался, пугаясь каждой тени.
Вскоре женщина привела нас в какую-то комнату, где мы и остались втроем в темноте, так как Холмс приказал потушить свет. Сколько мы сидели в темноте, я не знаю, но скоро сверху начался мерный и еле различимый стук: тук-тук-тук, а потом неожиданно раздался грохот и через дыру в потолке на нас что-то обрушилось. И я тут же упал без сознания...

Очнулся я от прикосновения чего-то холодного к моему лбу. Это мне поставила компресс та молодая женщина. Открыв глаза, я увидел кроме нее еще и Холмса, стоявшего в позе Родосского колоса.
- И на хрена я только беру вас! - произнес он.
И я снова потерял сознание...

Мы сидели с ним возле камина. Холмс играл на скрипке, а я курил. О прошедшей ночи напоминала только белая повязка на моей голове. Сгорая от нетерпения узнать все, я спросил у Холмса:
- Но как вы догадались?
- Это элементарно, Ватсон.
И, откинувшись на спинку кресла, Холмс снова заиграл на скрипке, а я задумчиво закурил.



ЕЩЕ ОДНО ДЕЛО НА ОДНУ ТРУБКУ

Утром ... года раздался стук в дверь.
- Это - отставной сержант, - сказал Холмс, попыхивая своей знаменитой трубкой.
- Но как вы догадались? - спросил удивленно я.
- Ватсон, так вы не читали мой последний труд о тепловых точках на теле человека?! Я выяснил, что на ушах человека есть места, чувствующие прежнюю профессию человека...
- Не слушайте его, Ватсон, - сказала миссис Хадсон, открывая дверь, - просто Холмс посмотрел в "глазок", а как по внешнему виду определять, вы уже знаете.
Холмс довольно рассмеялся. В это время внутрь вошел человек, в котором я действительно узнал отставного сержанта.
Не успел он снять шляпу, как, страшно переменившись в лице, закричал и упал лицом вниз. В спине у него торчало копье.
- Это уже интересно, - сказал Холмс, вытащив копье и облизав его острие. - Яд кураре, как я и предполагал. Ну а теперь, Ватсон, нам необходимо осмыслить случившееся. Миссис Хадсон, вспомните, когда вы его впустили в дом, было ли у него уже копье в спине?
- Я не уверена, мистер Холмс, но, как я помню, вовсе не было.
- А что вы скажете, Ватсон?
- А-а... Ну-у-у... Э-э-э.
- Мистер Холмс, - не выдержала миссис Хадсон, - когда он упал, копье в спине уже было.
- Все выясняется, друзья мои, - в глазах Холмса загорелся знакомый блеск возбуждения гончей, напавшей на след добычи. - Остался только маленький штришок. Сейчас, погодите, только докурю...
Шерлок терпеливо докурил трубку, а затем с криком "В погоню! Врешь, не уйдешь!" выбежал из дома, оставив нас наедине с покойником и копьем...

- Блистательная операция, не правда ли, мой друг? - спросил Шерлок Холмс. - Я называю такие дела делами на одну трубку.
- На одну или на полторы, но это было гениально! - восхищенно признался я.

@темы: Шерлок Холмс, Юмор

17:34 

Тишина, спокойствие, умиротворение...

18:58 

СКУКАСКУКАСКУКАСКУКАСКУКА

@темы: Шерлок bbc

Записки Шерлокрманки

главная